Каждый токен индивидуален: почему директивы SEC по ICO недостаточно эффективны?

На прошлой неделе Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) опубликовала 18-страничный доклад, определяющий, что именно делает токен ценной бумагой, инвестиционным бюллетенем и, самое главное, что влияет на решение отнести токены, выпускаемые проектом Эфириума The DAO, к ценным бумагам.

В целом, в докладе содержится несколько основных выводов. Прежде всего, это заключение о том, что отнюдь не все ICO представляют собой выпуск ценных бумаг. Второй вывод связан с тем, что торговля ICO должна осуществляться только на регулируемых государством биржах, таких как Nasdaq или Нью-Йоркская фондовая биржа (NYSE).

Итоговое заключение SEC можно сформулировать следующим образом: каждый токен индивидуален, и его нужно рассматривать с учётом специфики конкретного случая. Как ни печально, но единого стандартного принципа для определения принадлежности токенов к ценным бумагам пока не определено.

Судя по всему, создателям токенов придётся обращаться за консультацией к юристам.

Принципы системы

Исторически сложилось, что SEC осуществляет свою регулятивную политику через различные распоряжения, правила, административные процедуры, консультативные заключения и иски, которые она направляет в окружные суды. Вопросы, связанные с нюансами или разногласиями, передаются юристам, которые могут по своему усмотрению обратиться в SEC.

Успевшим ознакомиться с опубликованным на прошлой неделе документом Комиссии должно быть понятно, что SEC открыто указывает на необходимость консультирования с экспертами по ценным бумагам.

Однако проблема такого, основанного на принципах решения, заключается в том, что время от времени под влиянием технологий определённые принципы меняются, и именно так происходит в случае с блокчейном.

После возникновения первого блокчейна (Биткоина) конкурирующие между собой банки сформировали консорциум, целью которого стало получение преимуществ от использования технологии распределённого реестра (R3 CEV). Правительства, традиционно полагавшиеся в отношении финансирования своих действия на денежную эмиссию, также обратили внимание на криптовалюту.

Принципы меняются вместе с идеей, что технология может выступать в роли доверяемой третьей стороны, и эти принципы меняют молодые специалисты, создающие новые компьютерные языки и использующие технологии с открытым исходным кодом.

Эти специалисты часто не имеют никаких дел с юристами, у них практически нет инвесторов, а в роли консультантов чаще всего выступают их университетские преподаватели.

Теперь эти люди могут не только создавать финансовые платформы, способные заменить банки – впервые у простых людей появилась реальная возможность совершить экономическое преступление – намеренно или нет.  

Новые принципы

С точки зрения SEC, органы регулирования должны с самого начала демонстрировать строгость по отношению к инновационным отраслям. Однако медленная реализация основанного на принципах регулирования в корне отличается от адаптации к изменяющимся принципам.

Хотя отдельные регуляторы, например, Департамент финансовых услуг штата Нью-Йорк (NYDFS) и его лицензия «BitLicense» от 2015 года, поторопились ввести регулирование отрасли для того, чтобы внести ясность в сложившуюся ситуацию, SEC потребовалось достаточно длительное время, несмотря на многочисленные запросы.

Один из таких запросов даже обращался к SEC с просьбой создать «регулятивную песочницу» для новаторов отрасли.

Между тем, SEC создала рабочую группу по распределённому реестру составом не менее 75 человек, и организовала публичные встречи с лидерами отрасли блокчейна для получения информации о требованиях и траектории развития.

Такие способы сбора информации использовались регуляторами ещё во время составления Акта о ценных бумагах (Securities Act) в 1933 году после Великой депрессии. Сразу же после кризиса 2008 года (Великой рецессии) возник блокчейн, пошатнувший доверие к финансовому статус-кво.

Воодушевлённый блокчейном мир начал создавать собственные модели с открытым исходным кодом, и эту эстафету живо подхватили платформы распределенного реестра.

Для создателей токенов проблема заключается в том, что если им не удастся соответствовать опубликованным на прошлой неделе правилам SEC, это ударит по карману не только им, но и самой SEC. В конечном итоге, стоимость взимания наказаний с нарушителей ляжет на плечи налогоплательщиков, независимо от того, кто фактически нарушает закон.

Поэтому сейчас, когда практически любой человек может использовать не подчиняющуюся законам технологию блокчейна, внесение ясности в отношении этой технологии настолько важно.

Ученик становится мастером

Несомненно, решение SEC полагаться на юристов, связано с тем, что комиссия не хочет выдавать разрешения приложениям, соблюдающим регулятивные нормативы, но нарушающим их принципы. Так, проблема может заключаться в том, что регуляторы рискуют оказаться неспособными реализовать свои собственные стандарты.

Так или иначе, создатели токенов – это не обычные граждане, с которыми привыкла работать SEC. Например, в соответствии с отчётом, в случае с The DAO основатели компании, написавшие ошибочный код, на котором было основано это предприятие, не будут преследоваться по закону.

Предполагается, что к небольшой группе программистов, собиравшихся привлечь средства для проекта, не было предъявлено обвинений, так как инвесторы в The DAO вернули вложенные средства в результате последующего хардфорка Эфириума.

Однако количество взломов, в результате которых инвесторы теряют свои средства, продолжает увеличиваться.

Появился новый класс новаторов, способных создать чрезвычайно мощные финансовые инструменты вдали от благополучной Уолл-Стрит. Это люди, которые начали создавать финансовые платформы в результате отсутствия прозрачности на рынках, подконтрольных SEC.

В этом свете неправильное взаимодействие простых принципов можно рассматривать как неспособность понять то, что верх постепенно начинают одерживать новые принципы, способные изменить даже высшие уровни глобальной финансовой инфраструктуры.