«Кооперативный блокчейн»: как провести ICO в рамках действующего законодательства

Проведение ICO через форму потребительской кооперации может стать способом правового регулирования публичного размещения токенов. Такой метод легализации цифровых технологий в финансовой сфере предложили в Государственной Думе. 

По мнению аналитиков, это облегчит реализацию ICO в условиях отсутствия законодательства в сфере блокчейна, защитит интересы инвесторов и способствует развитию новых проектов в разных отраслях экономики: банковской, аграрной, кредитной и других. 

Легализация через потребкооперацию 

Высокие технологии стремительно развиваются, в результате чего попадают за рамки правового поля. Разработчики и инвесторы во всем мире сталкиваются с проблемами легализации ICO-проектов и токенов, испытывают сложности с переводом криптовалюты в фиат и не понимают, как привлечь своих партнёров к ответственности за невыполнение обязательств. Решить эти и другие проблемы поможет переход на форму потребительской кооперации, уверяют эксперты.

Учредитель СРО «Первая ассоциация блокчейн-экспертов» и основатель первого блокчейн-центра в России «B-CH – coworking» Наталья Анушкевич: 

“В июле прошлого года российское правительство представило программу о развитии цифровой экономики. В ней говорится, что в России должны появиться 10 компаний-лидеров, которые создадут высокотехнологические платформы с большим количеством стартапов. Однако я считаю, что в России нет условий для реализации подобных проектов, потому что в стране отсутствует правовая база в сфере блокчейна. Россия находится на 38-м месте по развитию цифровых технологий. Я полагаю, переход на форму потребительской кооперации поможет ввести новые технологии в рамки юрисдикции”.

Как это работает?

Аналитики уже представили модель проведения ICO через форму потребительского кооператива. Так, учредителем организации может стать как гражданин, так и юридическое лицо. Кооператив, в свою очередь, может учредить ЗАО или ООО. В роли инвестора выступает пайщик, токен является договором вклада, покупка токенов подразумевает вклад в целевую программу, а заработок участников ICO-проекта соотносится с кооперативными выплатами пайщикам. 

Закон “О потребительской кооперации” разрешает пайщику вносить имущество, поэтому паевой взнос осуществляется в криптовалюте. Таким образом кооператив ведёт свою деятельность за счёт паевого фонда, который состоит из собранной криптовалюты. Технология блокчейна в кооперативе применяется для голосования и децентрализованного управления организацией. Договора между пайщиками и кооперативом представляют собой смарт-контракты. 

Наталья Анушкевич: “Мы видим общие для блокчейна и кооператива характеристики: децентрализация, самоорганизация, автономность, равенство участников, объединение ресурсов, общие цели, в том числе нематериальные. Поэтому высокие технологии в совокупности с потребкооперацией открывают перед разработчиками и инвесторами большие возможности. Самое главное: при проведении ICO они могут опираться на действующее законодательство, а именно: на налоговый, гражданский кодексы и закон “О потребительской кооперации”.

Таким образом закон регулирует вопросы налогообложения всех участников кооператива. Если член организации – физическое лицо, его доход облагается НДФЛ, если юридическое – налогом на прибыль. 

В чем выгода?

У проведения ICO через форму потребкооператива есть ряд преимуществ, считают аналитики. Во-первых, деятельность организации не ограничивается по максимальному числу участников. Во-вторых, все члены кооператива идентифицируются, из-за чего исчезает проблема деанонимизации. В-третьих, надзорные ведомства редко проверяют кооперативы. Ведь закон “О потребительской кооперации” запрещает властям и государственным органам вмешиваться в деятельность такой организации.

Всего в мире насчитывается около 300 крупных кооперативов, в них состоит почти 3 миллиарда человек. Один из самых крупных кооперативов в Германии – Райффайзен банк, в Финляндии – Valio. По статистике, 50% сельскохозяйственных продуктов производится именно в кооперативах. Например, в Японии существует 9 миллионов семейных фермерских хозяйств.